Malice Grotesque Land
collision is such an ugly sound
Время от времени, весьма регулярно меня посещает желание, от которого мне бывает стыдно. Я хочу больше боли в свою жизнь, хочу больше превозмоганий, больше сопротивления, больше битв. Когда искать алмазы в тоннах бесполезной породы и грязи интересней, чем отшлифовывать уже имеющиеся.
Я больше не оказываюсь там - я сижу на полу, смотрю на свое обнаженное тело сверху вниз, и от того, как я проскальзываю взглядов туда и обратно, мне не становится нестерпимо тошно, не подкатывает к горлу, я не бью его и не режу, словно выпытывая, почему, зачем ты такое, зачем ты есть. От добрых соседских отношений без шума по ночам и воровства мы перешли в разряд теплых приятельских. И я считаю, что вместо перекройки ему хватит есть хорошо и давать умеренные физические нагрузки.
Я раскалываю свои отношения как спелый плод и разбираю по зернышкам - я прокручиваю все фразы, пытаясь понять, где я была не права, соединяю их в огромную сеть, где потянешь за одну ниточку - подберутся остальные, задрожат, запутаются или распустятся. Я спрашиваю и получаю ответы, и важно выше, чем больно или страшно. Но я больше не в созависимости, не выдираю свободу когтями, не засыпаю, шепча в подушку "завтра это закончится", "завтра я скажу ему, что это закончится". Я лежу на зеленом покрывале обнаженная, колени по сторонам от его бедер - я говорю, что отрепетировала за все ночи. Но там же, спустя час за поспешный уход, за блуждание, за поспешное возвращение я переставлю все с ног на голову. Битва снова проиграна...ради новой?

Больше нет генеральных сражений. Мы перешли на режим реформирования войск и перевооружения. We choose our battles (?).

@темы: вспомнить себя, Марису и все-все-все